Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

П Р И Г О В О Р:

г. Находка                                                                                                                           29 апреля 2016 года

                              

Судья Находкинского городского суда Приморского края при секретаре

с участием:

государственного обвинителя, старшего помощника Находкинского транспортного прокурора,

защитника, адвоката Хмельницкого Д.П,

подсудимого «ФИО1»,

потерпевших «ФИО2», «ФИО3», «ФИО4», «ФИО5», «ФИО6».

представителей потерпевших: «ФИО7», «ФИО8»

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке уголовное дело по обвинению «ФИО1», находящегося на подписке о невыезде и надлежащем поведении, копию обвинительного заключения получил 06 марта 2015 года, в совершении преступления. предусмотренного частью 3 статьи 216 УК РФ. суд

 

У С Т А Н О В И Л:

«ФИО1» совершил неосторожное преступление против общественной безопасности при следующих обстоятельствах:

16.09.2013 между ОАО «1» (Заказчиком) и ООО «2» (Подрядчиком) был заключен договор подряда № 13-488/ПБ по сносу (демонтажу) ж/б складов-навесов № 7- 8 инв. №194 и № 9-10 инв. № 252, расположенных на причалах № 31 и 32 в районе Мыса Астафьева на территории ОАО «1»

Согласно п.9.11 данного договора ответственность соблюдение требований охраны труда и правил безопасности со стороны Подрядчика возложена на прораба.

Для выполнения данных работ была привлечена бригада ООО «2», которая находилась в подчинении прораба «ФИО1»

Согласно приказу директора ООО «2» №24/11 от 15.11.2013, «ФИО1» назначен лицом, ответственным за производство строительно-монтажных работ, технику безопасности по объекту «Реконструкция причалов №31 и 32», разборка складов-навесов №7,8,9,10 мыс Астафьева «Е».

«ФИО1», являясь прорабом  и назначенный на данную должность приказом №34 от 23.06.2008 при производстве указанного вида работ обязан был руководствоваться должностной инструкцией прораба строительного участка ООО «2» от 24.10.2013, утвержденной директором ООО «2» «ФИО9», а именно: п. 2.3 (прораб организует производство строительно-монтажных работ в соответствии с проектной документацией, строительными нормами и правилами, техническими условиями и другими нормативными документами), п. 2.18 (контролирует состояние техники безопасности и принимает меры к устранению выявленных недостатков).

10.03.2014 в 09 часов 00 минут, в исполнение указанного договора подряда «ФИО1» с бригадой рабочих ООО «2» прибыли к зданию склада-навеса №7, расположенному по адресу №1 (на территории ОАО «1»), где «ФИО1», проведя устный инструктаж, дал устное указание рабочим, в том числе «ФИО2», «ФИО3», «ФИО4» и «ФИО5» о проведении работ по демонтажу склада-навеса № 7. Находясь па крыше склада-навеса № 7»ФИО2» и «ФИО3» занимались демонтажем плит, а «ФИО4» и «ФИО5» занимались очисткой кровли от рубероида и зачисткой монтажных петель плит покрытия oт раствора.

Далее 10.03.2014 около 16 часов 30 минут, прораб «ФИО1» покинул место проведения работ по производственной необходимости, сказав «ФИО2», что тот остается за старшего, посчитав, что «ФИО2» с другими работниками спустятся с крыши и продолжат работу внизу, тем самым нарушив: п. 4.1.4 Строительных норм и правил Российской Федерации 12-04-2002 «Безопасность труда в строительстве Часть 2 Строительное производство", утвержденных Постановлением государственною комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу or 17.09.2002 №123, согласно которому удаление неустойчивых конструкций при разборке здания следует производить в присутствии руководителя работ, п. 4.7 Положения ПОТ РО 14000-005-98 «Работы с повышенной опасностью. Организация проведения», утвержденных департаментом экономики машиностроения Министерства экономики Российской Федерации от 19.02.1998, согласно которому с момента допуска членов бригады к работе надзор за безопасным ведением работ должен осуществлять ответственный производитель работ, а также п. 2.3 должностной инструкции прораба строительного участка ООО «2» от 24.10.2013, утвержденной директором ООО «2», согласно которому прораб организует производство строительно-монтажных работ в соответствии с проектной документацией, строительными нормами и правилами, техническими условиями и другими нормативными документами и п. 2.18 указанной должностной инструкции, согласно которому прораб контролирует состояние техники безопасности и принимает меры к устранению выявленных недостатков.  

В результате преступного бездействия «ФИО1», выразившегося в отсутствии контроля состояния техники безопасности, необеспечении безопасных условий труда работникам, проводившим работы на высоте. 10.03.2014 в период с 17 часов 30 минут до 18 часов 00 минут мастер ООО «2»- «ФИО3» после команды бригадира «ФИО2» приступил к строповке с люльки автовышки очередной фермы, освободил ферму пролета № 5 секции № 9 при помощи «резака» от металлической связи и застропил ферму за верхнюю центральную часть для со дальнейшею обрушения при помощи экскаватора, после чего отъехал на автовышке в безопасное место. Затем все работники ООО «2», которые находились в опасной зоне на земле, удалились на безопасное расстояние, а бригада работников ООО «2» в составе «ФИО2», «ФИО3», «ФИО4», «ФИО5», вследствие бездействия «ФИО1», осталась выполнять работы на крыше склада-навеса №7. Работник ООО «2»  «ФИО3» зацепил свободный конец троса за стрелу экскаватора и получив от «ФИО2» по рации команду, начал двигаться на экскаваторе назад, натягивая трос.

10.03.2014 в период с 17 часов 30 минут до 18 часов 00 минут после натяжения троса произошло запланированное обрушение фермы пролета № 5 и самопроизвольное обрушение подстропильной балки следующего пролета плит и фермы, на котором находилась бригада работников ООО «2» в составе «ФИО2», «ФИО3», «ФИО4» и «ФИО5» При этом «ФИО2», «ФИО3», «ФИО4» и «ФИО5» от полученных телесных повреждений скончались па месте происшествия.

В результате произошедшего, согласно заключения судебно-медицинского эксперта от 25.04.2014 №286А, смерть «ФИО2», наступила от тупой сочетанной травмы тела с множественными переломами костей скелета, грубым разрушением головного мозга, повреждением внутренних органов и мягких тканей. При экспертизе трупа «ФИО2» были установлены следующие телесные повреждения: в области головы: открытый многофрагментарный перелом костей свода, основания и лицевого черепа с грубым нарушением вещества и оболочек головного мозга; ушибленные раны в лобной (1), правой околоушножевательной (1) областях; рваные раны в теменной (2), носовой (1) областях, множественные ссадины в лобной и лицевой области: в области грудной клетки; полный поперечный сгибательный перелом грудины, полные поперечные разгибательные переломы 1-7 ребер справа и слева по окологрудинной линиям с массивным кровоизлиянием в мышцы передней поверхности грудной клетки; разрыв в прикорневом отделе правого легкого с кровоизлиянием в легочную ткань; сквозной разрыв передней стенки правого предсердия с кровоизлиянием в полость перикарда (объемом 50 мл), массивное кровоизлияние в передней части перикарда; ссадина на передней поверхности грудной клетки слева; в области живота; разрыв печени; в области таза: разрыв симфиза и левого крестцово-подвздошного сочления с кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани; в области конечностей: открытый косопоперечный фрагментарный перелом средней трети диафиза правой плечевой кости; рваная рана на внутренней поверхности правого плеча, локтевого сустава и верхней трети предплечья; открытый поперечный перелом нижней трети диафизов левых локтевой и лучевой костей; рваная рана на внутренней поверхности верхней и средней трети правого предплечья; ссадина (2) в дельтовидной и лопаточной области справа, на тыльной поверхности правой кисти; открытый перелом проксимального эпифиза правой большеберновой кости; рваная равна на задней поверхности правого коленного сустава и голени; закрытый винтообразный перелом средней и нижней трети диафиза левой бедренной кости; закрытые поперечные переломы правой и левой пяточных костей; кровоподтеки на наружной и внутренней поверхности правого голеностопного сустава и стопы (2), на внутренней поверхности левого голеностопного сустава и стопы, (1) множественные ссадины на передней поверхности правого коленного сустава в верхней и средней трети правой голени; ссадины на внутренней поверхности средней трети левой голени (1), на внутренней поверхности левого голеностопного сустава (1). Данные телесные повреждения образовались в результате непосредственных и опосредованных воздействий твердого тупого предмета, приложенного в области стоп, ладонных поверхностей кистей вдоль оси тела, а также локального воздействия в дельтовидной и лопаточной области справа, на тыльной поверхности правой кисти, на передней поверхности правого коленного сустава в верхней и средней трети правой голени, на внутренней поверхности средней трети левой голени, на внутренней поверхности левого голеностопного сустава. Также, при экспертизе трупа «ФИО2» были установлены следующие телесные повреждения в области шеи: множественные ссадины на передней поверхности шеи. Данные телесные повреждения образовались в результате воздействия твердого тупого предмета с местом приложения травмирующей силы на передней поверхности шеи. Комплекс повреждений, установленных у «ФИО2» мог образоваться при свободном падении с высоты 15 метров с приземлением на стопы. Вследствие первичного соударения стопами и передачи силы вдоль оси тела возникли локальные переломы пяточных костей, конструкционные переломы правой голени и левого бедра, а также отдаленные повреждения в области живота. Ввиду еще сохранившейся инерции тело после приземления на стопы переместилось вперед и вторично соударялось ладонными поверхностями кистей (с образованием переломов левого предплечья, правой и левой плечевых костей),  передней поверхностью грудной клетки (с образованием повреждений в области грудной клетки), передней поверхностью головы и шеи (с образованием соответствующих повреждений головы и шеи). Локальные повреждения в области конечностей могли возникнуть в результате воздействий упавших на тело элементов крыши.  Вышеуказанные телесные повреждения причинены в единых условиях, в совокупности повлекли  за собой смерть и расцениваются, как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Между комплексом, установленных у «ФИО2» телесных повреждений и наступлением его смерти имеется причинно-следственная связь.

В результате произошедшего, согласно заключения судебно-медицинского эксперта от 25.04.2014 №287А, смерть «ФИО3», наступила от тупой сочетанной травмы тела с множественными переломами костей скелета, повреждением внутренних органов и мягких тканей, осложившейся травматическим шоком. При экспертизе «ФИО3» были установлены следующие телесные повреждения: в области головы: открытый двойной паутинообразный перелом костей свода, основания и лицевого черепа; кровоизлияния в стволе и подкорковой области головного мозга; множественные диффузно-очаговые тотальные субарахноидальные кровоизлияния; кровоизлияние в мягких тканях головы в теменной  и затылочной областях; ушибленные раны (3) в лобной, правой глазничной и подбородочной областях; множественные ссадины лица; в области грудной клетки; полный поперечный сгибательный перелом рукояткигрудины; полные поперечные сгибательные переломы тел правой и левой ключевицы; множественные переломы1-11 ребер справа и слева; множественные очаговые кровоизлияния под плеврой и в ткани обоих легких; очаговое кровоизлияние под эпикардомпередней стенкилевого желудочка сердца; в области живота; разрыв селезенки; в области таза; фрагментарный перелом правой и левой тазовых костей; в области конечностей: закрытые полные поперечные переломы в области дистальных метафизов правых и левых лучевой и локтевой костей, открытые винтообразные переломы средней трети диафизов правых большой и малоберцовой костей; открытые косопоперечные переломы верхней трети диафизов левых большой и малоберцовой костей; рваные раны правой (2) и левой (1) голени; закрытый перелом левой пяточной кости с кровоизлиянием в мягкие ткани; ссадины правого предплечья (1), правого лучезапястного сустава (2), правой кисти (2). Данные телесные повреждения образовались в результате непосредственных и опосредственных воздействий твердого тупого предмета, приложенного в области стоп, ладонных поверхностей кистей вдоль оси тела, а также локального воздействия в область задней поверхности правого предплечья, правого лучезапястного сустава и тыльной поверхности правой кисти. Комплекс повреждений, установленных у «ФИО3» , мог образоваться при свободном падении с высоты 15 метров с приземлением на стопы.  Вследствие первичного соударения стопами и передачи силы вдоль оси тела возникли конструкционные переломы правой и левой голени, а также отдаленные повреждения в области живота. Ввиду еще сохранившейся инерции тела «ФИО3» после приземления на стопы переместилось вперед и вторично соударялось ладонными поверхностями кистей (с образованием переломов правого и левого предплечий), передней поверхностью грудной клетки (с образованием повреждений в области грудной клетки). Повреждения в области головы и таза могли возникнуть в результате сдавления головы и таза между твердой поверхностью приземления и упавшими на тело элементами крыши. Вышеуказанные телесные повреждения причинены в единых условиях, в совокупности путем развития угрожающего жизни состояния (травматического шока) повлекли за собой смерть и расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровья по признаку опасности для жизни. Между комплексом, установленных у «ФИО3» телесных повреждений и наступлением его смерти имеется причинно-следственная связь.

В результате произошедшего, согласно заключения судебно-медицинского эксперта от 21.05.2014 №285А, смерть «ФИО4», наступила от множественной сочетанной травмы тела с множественными открытыми и закрытыми передними конечностей, переломами костей грудной клетки, обширными разрушениями жизненно важных органов (сердце, легкие). При исследовании трупа «ФИО4» были обнаружены следующие телесные повреждения: диффузно-очаговые субарханаидальные кровоизлияния в правой лобной доле, над миндалинами мозжечка, открытый перелом правой ключицы: кровоизлияние в мышцы передней поверхности грудной клетки; закрытый перелом тела грудины; полные поперечные переломы части 2,3 ребер справа по окологрудинной линии; 2,3,4,5,6,7,8 ребер справа по позвоночной линии; 2,3,4,5,6 ребер слева по лопаточной линии; разрывы легочной плевры паренхимы правого легкого: разрыв перикарда; разрыв сердца: 2,5 л слева, 1,5 л справа: кровоизлияние в околопочечную клетчатку обеих почек множественные двухсторонние разрывы обеих почек; гемоперитонеум 1,5 л; полные поперечные переломы обеих лонных костей; полный поперечный перелом правой плечевой кости; открытый многооскольчатый перелом костей правого локтевого сустава с нарушением эпифизов плечевой, лучевой и локтевой костей; ушибленная рана по задней поверхности правого локтевого сустава; закрытые полные поперечные переломы обеих лонных костей; закрытый винтообразный перелом левой бедренной кости; открытые многооскольчатые переломы обеих костей правой голени; рваная рана в верхней трети правой голени; открытый перелом диафиза левой большеберцовой кости; рваные раны в средней трети левой голени; ссадины в лобной области слева (11), в левой височной области (2), в лобной области справа (8), в лобной области справа с переходом на правую височную область, на правую скуловую область, на область правой щеки и правой ушной раковины, в области спинки носа, в подбородочной области справа; ушибленные раны в теменной области справа (2), в теменной области слева с переходом на височную область, в области правого плечевого сустава; кровоподтеки в области наружной поверхности правого плеча в верхней трети (4); ссадины в области правого подреберья (4), в области левого коленного сустава (2); кровоизлияния в мягкие ткани обеих стоп. Данный комплекс телесных повреждений мог быть причинен при падении с высоты (около 15 метров) на твердую поверхность с приземлением на стопы и последующим вторичным соударением с поверхностью правой локтевой областью, грудной клеткой, головой, возможно, за несколько минут до наступления смерти, что подтверждается локализацией повреждений и их характером, наличием признаков общего сотрясения тела и признаков быстро наступившей смерти. Вышеуказанные телесные повреждения связаны между собой по механизму причинения, в совокупности повлекли за собой смерть и расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Непосредственная причина смерти Н.С. находится в прямом причинно-следственной связи с установленными повреждениями.

В результате произошедшего, согласно заключения судебно-медицинского эксперта от 21.05.2014 №288А, смерть «ФИО5», наступила от множественной сочетанной травмы тела с открытым переломом костей черепа и лицевого скелета, с размозжением головного мозга и разрывами мозговых оболочек, повреждением костей грудной клетки, правой верхней конечности, а так же множественными повреждениями внутренних органов. При исследовании трупа «ФИО5» были обнаружены следующие телесные повреждения: открытый многофрагментарно оскольчатый перелом костей лицевого скелета свода черепа и основания черепа; кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку на левой лобной доле, левой затылочной доле, левой височной доле с переходом на теменную долю; множественные разрывы твердой и мягкой мозговых оболочек; очаговое размозжение вещества головного мозга в обеих лобных долях; закрытые полные поперечные переломы 1,2,3,4,5,6 ребер справа; разрывы реберной плевры; разрывы легочной плевры и легочной паренхимы; кровоизлияния в корни легких; кровоизлияния в круглую связку печени; кровоизлияния в парааортральную клетчатку и по ходу дуги аорты; разрывы селезенки (2); темоперитонеум 500 мл; закрытые полные поперечные переломы правой лучевой и правой локтевой костей со смещением отломков; ссадина, ушибленная рана в лобной области по серединной линии; ушибленная рана лобной области слева; ссадины в лобной области слева, на середине лобной области слева и левой височной области (2); кровоподтек в области нижнего века левого глаза; ссадины в левой скуловой области, в области левой щеки (3); кровоподтек в области верхнего века правого глаза; ссадина на границе лобной области и области спинки носа: кровоподтек, ссадина в области спинки носа; ссадина в области основания носа слева, в области верхней губы (2); ссадина, ушибленная рана в подбородочной области; ссадины в области тыльной поверхности левого лучезапястного сустава (2), в области тыльной поверхности левой кисти (8), в области тыльной поверхности правого предплечья; кровоподтека, ссадины (7) в области тыльной поверхности правой кисти: ссадины в области передней поверхности левого коленного сустава в области передней поверхности правой голени (2), в области тыльной поверхности левой голени в средней трети. Телесные повреждения, установленные при исследовании трупа «ФИО5», могли быть причинены при падении с высоты (около 15 метров) на твердую поверхность с приземлением на лицо, правую руку и правую половину грудной клетки, возможно за несколько минут до наступления смерти, что подтверждается локализацией повреждений и их характером, наличием признаков общего сотрясения тела и признаков быстро наступившей смерти. Вышеуказанные телесные повреждения связаны между собой по механизму причинения, в совокупности повлекли за собой смерть и расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Непосредственная причина смерти «ФИО5» находится в прямой причинно-следственной связи с установленными повреждениями.

Вышеуказанные телесные повреждения, в совокупности относящиеся по признаку опасности для жизни как причинившие тяжкий вред здоровью, состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти «ФИО2», «ФИО3», «ФИО4» и «ФИО5» на месте происшествия, которая явилась результатом допущенных Е.В., вышеуказанных нарушений, так как он не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий, хотя в силу своего опыта, профессиональных знаний мог и должен был их предвидеть.

В судебном заседании подсудимый «ФИО1» с обвинением согласился, виновным себя в совершении преступления, предусмотренного ст. 216 ч.3 УК РФ признал и поддержал ходатайство об особом порядке судебного разбирательства по делу. При этом подсудимый заявил, что ходатайство им заявлено добровольно, после консультации с защитником и в его присутствии. Последствия постановления приговора в особом порядке осознает. Условия и порядок обжалования приговора суда при особом порядке судебного разбирательства, ему разъяснены, с ними согласен.

В содеянном преступлении подсудимый раскаивается, причиненный ущерб потерпевшим возмещен им частично через компанию ООО «2»  в размере 100 000 рублей, а также из его заработка по его добровольному заявлению удержана сумма 77 000 рублей в счет частичной компенсации морального вреда родственникам погибших. С заявленными гражданскими исками о компенсации морального вреда согласен частично, но просил оставить иски о компенсации морального вреда без рассмотрения в уголовном деле. Имеет на иждивении родителей пенсионеров, которые состоят на учете по хроническим заболеваниям. Подсудимый на учетах по заболеваниям не состоит.

Защитник поддержал ходатайство подсудимого о рассмотрении уголовного дела и постановлении приговора в особом порядке.

Потерпевшие «ФИО6», «ФИО7», «ФИО8», «ФИО9», «ФИО10» представители потерпевших «ФИО4», «ФИО5» в судебном заседании не возражали рассмотрению дела в особом порядке и постановлению приговора без проведения судебного следствия. Последствия постановления приговора при особом порядке судебного разбирательства осознают.

Потерпевшая «ФИО6» пояснила, что погибший являлся ее супругом, в связи с его гибелью просила взыскать с «ФИО4» компенсацию морального вреда в размере одного миллиона рублей и назначить ему наказание без реального лишения свободы.

Потерпевшая «ФИО7» иска не заявила и просила назначить наказание на усмотрение суда.4

Потерпевшая «ФИО8» пояснила, что погибший являлся ее супругом, в связи с его смертью просила взыскать компенсацию морального вреда один миллион рублей и назначить наказание без реального лишения свободы.

Потерпевшая «ФИО9» пояснила, что погибший ее сын, в связи с его смертью просила взыскать с «ФИО4» компенсацию морального вреда 500 000 рублей и назначить наказание без реального лишения свободы.

Потерпевшая «ФИО10» пояснила, что погибший это ее сын, в виду его гибели просила взыскать с подсудимого компенсацию морального вреда 800 000 рублей. Наказание подсудимому просила определить без реального лишения свободы.

Государственный обвинитель не возражал против рассмотрения уголовного дела и постановлении приговора в особом порядке.

Выслушав участников процесса, исследовав характеризующие материалы на подсудимого, суд приходит к выводу, что обвинение, с которым согласен подсудимый «ФИО1» обосновано, подтверждаются доказательствами, собранными по уголовному делу:

Действия подсудимого «ФИО1» правильно квалифицированы по части 3 статьи 216 УК РФ  - нарушение правил безопасности при ведении строительных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц.

При назначении наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, категорию тяжести преступления, обстоятельства дела, личность подсудимого, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Обстоятельством, смягчающим наказание подсудимому, в соответствии со ст. 61 ч. 1 п. «и, к», ч. 2 УК РФ, суд признает явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие на иждивение родителей пенсионеров, добровольное частичное возмещение вреда, раскаяние в содеянном.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому «ФИО1», судом не установлено.

Обсуждая положения ст. 15 ч. 6 УК РФ о возможности изменения категории тяжести преступления на более мягкую, учитывая фактические обстоятельства совершенного преступления, характер и степень его общественной опасности, судом не усматривается достаточных для того оснований.

По месту жительства и работы в ООО «2» подсудимый характеризуется положительно, ранее не судим, на учетах по заболеваниям не состоит, совершил неосторожное преступление средней тяжести.

Учитывая вышеизложенное в совокупности, мнение потерпевших не настаивающих на реальном лишении свободы подсудимого, а также требования ст. 60, 62 ч. 1, 5 УК РФ, ст. 316 УПК РФ, суд с учетом индивидуализации наказания, находил возможным, социально справедливым, соразмерным содеянному и личности, отвечающим целям достижения исправления подсудимого и достаточным, назначить Е.В. наказание в виде лишения свободы без применения дополнительного наказания.

Гражданские иски потерпевших по делу, суд полагает необходимым оставить без рассмотрения, в виду необходимости истребования дополнительных финансовых документов о производственных выплатах компенсации морального вреда, произведения расчетов, что потребует отложения судебного разбирательства.

В соответствии со ст. УПК РФ  вещественные доказательства: 2 страховочных пояса, 2 рации, DVD диск с камеры наружного наблюдения 31 причала ОАО «1» за 10.03.2014 г., находящиеся при уголовном деле, после вступления приговора в законную силу, необходимо уточнить:

Журнал регистрации инструктажа на рабочем месте, общий журнал работ, находящиеся при уголовном деле, проектную документацию складов навесов 7-8 и склада навесов 9-10, расположенных по адресу №1, после наступления приговора в законную силу, необходимо вернуть представителю ООО «2» по доверенности;

Наряд – допуск на выполнение работ повышенной опасности, проект строительства работ, дополнение к проекту производства работ, объяснение «ФИО11», схему строповки фермы ж/б при демонтаже методом  «обрушения», схему №2 заключение специалиста №21-04/14, находящиеся в уголовном деле, после вступления приговора в законную силу, необходимо хранить при деле в течение всего срока хранения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 296, 297, 299, 303-304, 307-310, 316 УПК РВ, суд.

 

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать «ФИО1» виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 216 УК РФ и назначить ему наказание два года шесть месяцев лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

В соответствии со ст. 84 УК РФ и с п. 3 Постановления ГД от 24.04.2016 г. « Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освободить Е.В. от наказания.

На основании п. 12 Постановления ГД от 24.04.2015г. «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» с «ФИО1» снять судимость.

Меру пресечения «ФИО1» – подписку о невыезде и надлежащем поведении, отменить после вступления приговора в законную силу.

Гражданские иски потерпевших оставить без рассмотрения, с разъяснением права потерпевших на обращение с исками в гражданском судопроизводстве.

Вещественные доказательства» 2 страховочных пояса, 2 рации, DVD диск с камеры наружного наблюдения 31 причала ОАО «1» за 10.03.2014 ., находящиеся при уголовном деле, после вступления приговора в законную силу, уничтожить:

Журнал регистрации инструктажа на рабочем месте, общий журнал работ, находящийся при уголовном деле, проектную документацию складов навесов 7-8 и складов навесов 9-10, расположенных по адресу №1, после вступления приговора в законную силу, вернуть представителю ООО «2» по доверенности:

Наряд допуск на выполнение работ повышенной опасности, проект производства, дополнение к проекту производства работ, объяснение «ФИО11», схему строповки фермы ж/б при демонтаже методом «обрушения», схему №2, находящиеся в уголовном деле, после вступления приговора в законную силу, хранить при деле в течение всего срока хранения.

Приговор не может быть обжалован в апелляционном порядке по основанию, предусмотренному п. 1, ст. 389 УПК РФ.

В основной части приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Приморский краевой суд через Находкинский городской суд в течение десяти суток. Дополнительные апелляционные жалобы, представленные могут быть поданы не позднее пяти суток до начала рассмотрения дела апелляционным судом.