Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

22 декабря 2014 г.                                                                                                                г. Уссурийск

 

Уссурийский гарнизонный военный суд в составе:

Председательствующего,

При секретаре,

С участием государственного обвинителя – заместителя военного прокурора 33 военной прокуратуры гарнизона майора юстиции,

Подсудимого «ФИО1», его защитников – адвокатов Клёва Н.В. и Хмельницкого Д.П.,

потерпевшего – «ФИО2»,

рассмотрел в открытом судебном заседании, в помещении военного суда,

уголовное дело в отношении военнослужащего войсковой части  майора

«ФИО1», ранее не судимого, на военной службе в качестве офицера с 2003 года, заключившего контракт о прохождении военной службы сроком на пять лет, то есть до 21 июня 2016 года, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пп. «а, б, в» ч.З ст.286 УК РФ,

установил:

«ФИО1», 16 сентября 2014 года, около 3 часов, в нарушение требований ст. 95, ст. 3 приложения № 9 требований безопасности на учениях части 2 Наставления по организации и проведению общевойсковых тактических учений, находясь возле КУНГа, размещенного на  Общевойсковом полигоне, произвёл по неосторожности выстрел холостым патроном из автомата АК-74М № 816306, которым потерпевшему «ФИО2» причинено слепое проникающее ранение живота холостым выстрелом, с повреждением сигмовидной кишки, большого сальника, кровоизлиянием (50 мл) и скоплением газа в брюшной полости, мелкими инородными телами брюшной полости, раной передней поверхности живота слева, повлекшее тяжкий вред здоровью.

Подсудимый «ФИО1» виновным себя в превышении должностных полномочий не признал, признал свою вину в нарушении правил обращения с оружием, по обстоятельствам преступления дал показания, по своему содержанию соответствующие изложенному выше и пояснил, что осуществляя по приказу командира части проверку подразделения в ночь с 15 на 16 сентября 2014 года, полагая, что «ФИО3» принёс ему его личный автомат и будучи убеждённым, что оружие разряжено, присоединил к нему магазин, снаряжённый холостыми патронами. При этом автомат с предохранителя он не снимал, патрон в патронник не досылал. Находясь возле входной двери КУНГа, в момент приведения автомата к стрельбе холостыми патронами для имитации нападения диверсионно-разведывательной группы, непроизвольно произвёл выстрел в «ФИО1», который в тот момент неожиданно открыл дверь. Поскольку, как оказалось в последствии, автомат был не его, а закреплённый за «ФИО4», полагает, что в патроннике мог остаться патрон после проведённых днём занятий. А предохранитель мог сняться во время борьбы при учебном захвате патрульных. Выстрел явился для него неожиданностью, в «ФИО2» стрелять не намеривался, умысла на причинение вреда его здоровью не имел. В содеянном раскаивается. Добровольно возместил потерпевшему моральный вред в размере 200 000 рублей.

Помимо признания своей вины, виновность «ФИО1» подтверждается следующими доказательствами.

Так, потерпевший «ФИО2» показал, что 15 сентября 2014 года, около 23 часов, он лёг спать в КУНГе на территории  Общевойскового полигона. Около 3 часов 16 сентября 2014 года он вышел в туалет. Вернувшись в КУНГ, он услышал, как кто-то дёргает ручку на двери, в связи с чем он подошёл и открыл её. Открыв дверь, он услышал, как кто-то крикнул «Вы убиты!» и тут же произошёл выстрел. После выстрела, он почувствовал боль в области живота, от которой упал на пол КУНГа. Позже он узнал, что стрелявшим оказался «ФИО1», который во время выстрела находился непосредственно рядом с КУНГом. В настоящее время «ФИО1» извинился перед ним и загладил причинённый ему вред, добровольно заплатив 200 000 рублей.

Свидетель «ФИО3» показал, что около 3 часов 16 сентября 2014 года по команде «ФИО1» выдал ему автомат, однако не закреплённый за «ФИО1», а закреплённый за «ФИО4» и магазин, снаряженный холостыми патронами. После чего, выполняя занятие по захвату 5 батареи, они проследовали к КУНГу топопривязчика. «ФИО1» попытался открыть дверь КУНГа, но у него не получилось. На что внутри КУНГа началось движение и кто-то открыл дверь изнутри. Когда дверь начала открываться, в дверном проеме он увидел силуэт человека и крикнул: «Вы захвачены». «ФИО1» также что-то выкрикнул, встал на лестницу, пытаясь проникнуть внутрь КУНГа, и в этот момент произошел выстрел. Позже он узнал, что дверь КУНГа открывал «ФИО2».

Свидетель «ФИО5», командир войсковой части, пояснил, что 16 сентября 2014 года, в ночное время, «ФИО1» действовал согласно утвержденному им плану проведения занятий по отражению нападения диверсионных групп.

Обстоятельства произошедшего подтверждаются также протоколом следственного эксперимента с участием «ФИО1», в ходе которого он продемонстрировал механизма выстрела 16 сентября 2014 года в «ФИО2», а также протоколом следственного эксперимента с участием «ФИО3», в ходе которого свидетель подтвердил обстоятельства, при которых произошёл выстрел.

По заключению организационной (военно-уставной) судебной экспертизы от 21.10.2014 года № 1, «ФИО1» в ходе тренировки с 3 ракетным дивизионом войсковой части  по теме «нападение диверсионных групп» в период с 23 часов 15.09.2014 года по 6 часов 16.09.2014   года на Общевойсковом полигоне, должен был руководствоваться наставлением по организации и проведению общевойсковых тактических учений, часть 2 (батальон, рота), 2011 года, наставлением по боевой подготовке в ВС РФ, утвержденное и веденное в действие приказом Минобороны РФ от 1.12.2013 года № 760, требованиями безопасности при проведении учений и занятий по боевой подготовке (методическое пособие), 2002 год и не мог выполнять действия, связанные с риском (угрозой) для жизни и здоровья военнослужащих. То есть нарушил требования ст. 95, ст. 3 приложения № 9 требований безопасности на учениях, запрещающих вести огонь холостыми патронами из стрелкового оружия по личному составу, расположенному ближе 100 м.

Согласно заключению судебно - баллистической экспертизы от 08.10.2014  года №79, представленный на исследование автомат является автоматом Калашникова модели АК-74М калибра 5,45-мм, заводской номер 8163061, относится к боевому нарезному огнестрельному оружию. Автомат исправен и пригоден для стрельбы.

По заключению судебно - медицинской экспертизы от 02.10.2014 года № 152, у «ФИО2» при обращении за медицинской помощью в 15 часов 45 минут 16.09.2014 года в военный госпиталь с. Камень-Рыболов, в военный госпиталь г. Уссурийска в 19 часов 40 минут 16.09.2014 года и в ходе дальнейшего медицинского обследования, было выявлено одно огнестрельное слепое проникающее ранение живота холостым выстрелом, с повреждением сигмовидной кишки, большого сальника, кровоизлиянием (50 мл) и скоплением газа в брюшной полости, мелкими инородными телами брюшной полости, раной передней поверхности живота слева, образовавшееся от огнестрельного ранения 16.09.2014 года около 3 часов в результате одного выстрела из ручного огнестрельного оружия (АКМ74М) в упор и, которое явилось опасным для жизни, по этому признаку относится к тяжкому вреду здоровью.

Согласно заключению судебно - баллистической экспертизы от 07.10.2014  года №77, четыре предмета (фрагмента), изъятые в ходе вмешательства из тела «ФИО2» могут являться фрагментами пластмассовой пули 5,45 – мм военного холостого патрона отечественного производства образца 1974г.

Согласно заключению военно-врачебной комиссии «ФИО2» здоров и годен к военной службе.

Указанные заключения суд находит законными и научно обоснованными ввиду достаточной аргументации сделанных выводов и соответствующей квалификации экспертов.

Оценив приведенные выше доказательства в их совокупности со всеми исследованными доказательствами по делу, суд признает их достоверными, взаимно дополняющими друг друга, а поэтому кладет их в основу приговора.

Содеянное «ФИО1» органами предварительного следствия было квалифицировано по пп. «а,б,в» ч.З ст.286 УК РФ, как совершение действий, явно выходящих за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов «ФИО2», а также охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия, с применением оружия и причинением тяжких последствий.

Однако, исходя из диспозиции указанной статьи, вменение должно обуславливаться установленным прямым либо косвенным умыслом подсудимого на превышение должностных полномочий.

Вместе с тем, в ходе судебного следствия доказательств наличия у «ФИО1» прямого либо косвенного умысла на превышение должностных полномочий в отношении «ФИО2» представлено не было. Напротив, было установлено, что подсудимый, проводя тренировку в силу обязанностей по занимаемой должности на основании утверждённого плана, нарушил правила обращения с оружием - автоматом АК-74М, которым он имел право пользоваться в ходе проведения тренировки с личным составом подразделения по теме «нападение диверсионных групп».

При этом, сам по себе факт выстрела должностным лицом из автомата при установленных судебным следствием обстоятельствах, не может служить бесспорным доказательством вины подсудимого именно в превышении должностных полномочий с применением насилия, с применением оружия и причинением тяжких последствий.

Учитывая вышеизложенное, а также мнение государственного обвинителя, который воспользовался правом, предусмотренным ч.8 ст.246 УПК РФ, действия «ФИО1», выразившиеся в том, что он около 3 часов 16 сентября 2014 года, возле КУНГа, размещенного на Общевойсковом полигоне, нарушив правила обращения с оружием - автоматом АК-74М № 816306, произвёл выстрел, причинив тем самым по неосторожности потерпевшему «ФИО2» тяжкий вред здоровью опасный для жизни в виде причинения слепого проникающего ранения живота холостым выстрелом, с повреждением сигмовидной кишки, большого сальника, кровоизлиянием (50 мл) и скоплением газа в брюшной полости, мелкими инородными телами брюшной полости, раной передней поверхности живота слева, военный суд расценивает как нарушение правил ращения с оружием, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровья гражданину и переквалифицирует с пп. «а,б,в» ч.З ст.286 УК РФ нач.1 ст.349 УК РФ.

В ходе судебного заседания от подсудимого и его защитников поступило ходатайство о прекращении уголовного дела и освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, поскольку причинённый «ФИО2» ущерб возмещён, вред заглажен.

В соответствии со ст. 25 УПК РФ, суд вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении подозреваемого или обвиняемого, против которого впервые осуществляется уголовное преследование в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Поскольку от потерпевшего соответствующего заявления не поступило, а кроме того, объектом преступных посягательств ст.349 УК РФ является установленный безопасный порядок обращения с оружием, боеприпасами, представляющими повышенную опасность для окружающих, примирение с которым не возможно по определению, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении ходатайства подсудимого и его защитников о прекращении уголовного дела и освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением сторон.

Разрешая по существу гражданский иск, заявленный филиалом № 5 Федерального государственного казённого учреждения «301 Окружной военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации о взыскании с подсудимого 52173 рублей 51 копеек в счет возмещения материальных затрат на лечение потерпевшего, военный суд находит его не подлежащим удовлетворению, поскольку «ФИО2»указанная сумма возмещена добровольно, что подтверждается соответствующими квитанциями.

Определяя подсудимому меру наказания, военный суд обстоятельствами, смягчающими его наказание, признает явку с повинной, чистосердечное раскаяние в содеянном, наличие несовершеннолетнего ребёнка и добровольное возмещения вреда, причинённого преступлением.

Кроме того, суд принимает во внимание и то, что «ФИО1» к уголовной ответственности привлекается впервые, ранее ни в чём предосудительном замечен не был, за время прохождения военной службы характеризуется исключительно положительно, а также ходатайство командования части и воинского коллектива о снисхождении к подсудимому.

Руководствуясь ст.ст. 307, 308 и 309 УГ1К РФ, военный суд, -

приговорил:

Признать «ФИО1» виновным в нарушении правил обращения с оружием, повлекшим по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 349 УК РФ, на основании которой назначить ему наказание в виде ограничения по военной службе сроком на 1 (один) год с удержанием 10 (десяти) процентов из его денежного довольствия в доход государства.

Меру пресечения «ФИО1» - подписку о невыезде и надлежащем поведении — по вступлении приговора в законную силу, - отменить.

В удовлетворении требований филиала №5 Федерального государственного казённого учреждения «301 окружной военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации о взыскании с «ФИО1» в счет возмещения расходов, стоимости затрат на лечение потерпевшего, в сумме 52173 рублей 51 копеек, - отказать.

Вещественные доказательства по делу:

-книгу выдачи и боеприпасов 3 ракетного дивизиона, раздаточно-сдаточные ведомости №№ 58/1, 58/2, 58/3, 58/4 боеприпасов на пункте боевого питания, автомат АК-74М №8163061, магазин к автомату Калашникова, 8 патронов и 5 гильз калибра 5.45 мм, книга выдачи оружия и боеприпасов 3 ракетного дивизиона в/части 92088, 4 раздаточно - сдаточные ведомости боеприпасов на пункте боевого питания, находящиеся на хранении в войсковой части 92088, а также куртку форменную и трусы мужские, находящиеся на хранении у потерпевшего «ФИО2», по вступлении приговора в законную силу, - полагать переданными по принадлежности;

-фрагменты пули, изъятые из раны «ФИО2» хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств военного следственного отдела по Сибирцевскому гарнизону, а также фрагменты полимерного вещества белого цвета (остатки пули), находящиеся на хранении в войсковой части, по вступлении приговора в законную силу, - уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Тихоокеанский флотский военный суд в течение 10 суток со дня его провозглашения. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.